b121b8da

Берристер Инга - Традиция Предков



love_contemporary Инга Берристер Традиция предков Размеренно и спокойно течет жизнь Элизабет Бенсон из маленького американского городка. Все предопределено заранее: учеба — замужество — работа — дети. И вдруг в ее судьбу врывается человек, перевернувший уютный, но скучный мирок девушки вверх тормашками.
Три дня и три ночи проводят они, отрезанные от всего мира, на заброшенной ферме, что вызывает пересуды и осуждение обывателей. Но что значит злословие ханжей по сравнению с настоящей любовью? И Элизабет, переборов себя, поступает согласно мудрому правилу: следуй своей дорогой, и пусть люди говорят что угодно.
ru en Н. А. Кузнецова Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-08-27 99A37030-9731-4A00-A55D-C4B025CFF5CF 1.0 Инга Берристер
Традиция предков
Пролог
Ежевика в это лето удалась, подумала Элизабет. Не успела еще дойти до своей любимой поляны, а корзина почти полная.
Ежевичное варенье и ежевичная наливка были коньком миссис Бенсон, и с осенних фермерских ярмарок их семья всегда привозила кучу заказов на вино и варенье. Всю зиму бенсоновская детвора дружно укупоривала баночки и бутылочки…
У каждого из окрестных ребятишек было свое заповедное местечко, и каждый хранил его в тайне до тех пор, пока не приходило время покидать родную ферму.
Девочка вздохнула — неужели и ей придется когда-нибудь покинуть Рок Криг и приезжать сюда гостьей? Она раздвинула кусты и застыла в испуге — на ее заветной полянке уже кто-то был. Мужчина и женщина.

Но что они делают?
Под ногой Элизабет хрустнула веточка, но пара никого и ничего не замечала. Они вели себя так, как будто одни на всем белом свете, будто они Адам и Ева.
Для девочки время остановилось. Она видела все, как в объективе старенького дедушкиного фотоаппарата. Кадр — мужчина обнимает и поднимает женщину словно ребенка на руки.

Кадр — мужчина кладет ее бережно на траву. Кадр — он накрывает ее своим телом.
Элизабет понимает, что нужно уйти, немедленно уйти, потому что ее присутствие могут обнаружить в любую минуту. Но любопытство берет верх. И мучительная догадка пронзает девочку: так вот почему Бог изгнал Адама и Еву из рая.

Вот он, сладкий первородный грех. Ее бросает в жар от этого открытия, и по телу разливается горячая необъяснимая волна. А на полянке продолжается танец страсти — тела сплетаются и расплетаются, и кажется, это никогда не кончится.
Элизабет чувствует себя виноватой, что подсматривает, но уйти не может.
Движения тел убыстряются.
— Возьми меня скорей, — утробным голосом кричит женщина.
Ее ногти впиваются в спину мужчины. А он издает победный вопль.
И девочка в страхе бежит, забыв про корзину с ягодами, мчится сквозь ежевичные заросли, раздирая в кровь руки и ноги об острые шипы.
…С тех пор Элизабет часто видела ежевичную поляну в ночных кошмарах. И ни варенья, ни вина из ежевики никогда больше в рот не брала…
1
— Что делать? Мы же не можем сказать: «Не приезжай», зная, скольких трудов ей стоило разыскать нас. Естественно, Симона обидится. Но она не может приехать к нам… сейчас.

В доме полным-полно народу и нет свободной комнаты.
Элизабет с пониманием посмотрела на мать, лицо которой выражало крайнее беспокойство. В самом деле, более неподходящего времени для визита нельзя и придумать: только что женившийся старший сын Ллойд с молодой супругой, проходящие «акклиматизацию» в новом для себя качестве под неусыпным оком родителей; неразъехавшиеся после свадьбы родственники с обеих сторон и младшая дочь Джейн, прилетевшая на пасхальные каникулы и прихватившая университетскую подружку.
Вд



Назад