b121b8da

Берристер Инга - И Телом И Душой



love_contemporary Инга Берристер И телом и душой Можно ли забыть собственного ребенка? Да, к сожалению, такое бывает, считает героиня романа, отец которой, преуспевающий адвокат, отрекся от нее ради собственного спокойствия и благополучия своей семьи. Однако желание поближе узнать человека, подарившего ей жизнь, оказывается сильнее обиды, и девушка нанимается к нему на работу… чтобы неожиданно обрести счастье и любовь там, где этого меньше всего ожидала.
ru en С. Б. Лихачева Black Jack FB Tools 2005-02-07 http://eleanorlib.narod.ru/ OCR Eleanorlib C9638E06-AC23-456D-B970-A61D91AA8D65 1.0 Берристер И. И телом и душой Панорама М. 1999 5-7024-0980-9 Инга БЕРРИСТЕР
И ТЕЛОМ И ДУШОЙ
1
Селина искоса взглянула на часы. Стараясь казаться спокойной и беззаботной, она сложила руки на коленях и откинулась в кресле. Кажется, она все уже решила, так откуда же это малодушное желание сбежать?

Девушка взвесила все “за” и “против”, причем не единожды. Сама судьба предоставляла ей шанс. Однако, когда нынешний ее работодатель впервые упомянул о вакансии, Селина с трудом подавила в себе желание отказаться. Но ведь судья Ситон удивился бы, принялся бы задавать вопросы, на которые ответить она была не в состоянии…
Селина неуютно поежилась. Высокая блондинка, внешностью она пошла в мать, ростом — в отца. Яркая, чуть вызывающая красота составляла разительный контраст с бесстрастной холодностью девушки.

Отвергнутые воздыхатели понятия не имели, что надменность эта — лишь маска, скрывающая неуверенность и боль. “Аляска под солнышком” — так прозвал ее какой-то оксфордский умник: снаружи — доброжелательная вежливость, внутри — арктический холод.
Но лучше слыть недотрогой, чем легкой добычей. Серые глаза блеснули сталью, губы сжались. Нельзя думать о прошлом, нельзя.

Но если не сейчас, то когда? “Яблоко от яблони недалеко падает”, — сказал как-то раз про нее один из любовников матери, и презрительный отзыв ранил девочку до глубины души. Кто-кто, а она отлично знала, сколько боли причиняет позорное клеймо.
С матерью Селина не ладила. Папенькиной дочкой называла ее мать в запальчивости. По иронии судьбы, именно за это девочку и не любили. Вдвойне нелепо, когда…
— Мисс Торн? — Приятный голос секретарши ворвался в ее мысли. — Сэр Джералд готов принять вас. Пожалуйста, заходите.
Офис вполне соответствовал высокому положению преуспевающего королевского адвоката, атмосфера прямо-таки дышала роскошью и респектабельностью. На лбу у девушки выступила испарина: сейчас она все отдала бы за возможность пойти на попятный.

Дурочка, вздорная дурочка! — бранила себя Селина. И зачем я сюда пришла?
А затем, что ей нужно место личного помощника сэра Джералда, напомнила себе девушка, глядя на возможного босса. Высокий, представительный, седой… Лицо избороздили морщины — следствие не одной только старости. А улыбка, к вящему смущению девушки, лучилась теплом.
— Добрый день, мисс Торн. — Он подал посетительнице руку, и Селина с трудом подавила нелепое желание поскорее коснуться этих пальцев.
Словно почувствовав неуверенность девушки, сэр Джералд поднял глаза. Заставив себя улыбнуться, Селина пожала протянутую руку.
— Садитесь, пожалуйста.
Дыши глубже, спокойнее, наставляла себя девушка, опускаясь на стул. Элегантность и фация движений дались ей недешево. Но в один прекрасный день долговязая, неуклюжая школьница вынуждена была признать: упражнять следует не только ум.
Оксфорд изменил ее до неузнаваемости, однако не во всем. Селина так и не избавилась от подсознательной неприязни к мужскому



Назад