b121b8da

Березин Владимир - Свидетель


Владимир Березин
Свидетель
Летопись будничных злодеяний
теснит меня неумолимо.
Исаак Бабель
Пусто и хорошо. Нет обязательств. Лучшая профессия - родину... Что? Даже
само слово пишется непонятно - то ли с большой буквы, то ли с маленькой.
Бога нету или все же он есть, судя по происходящему - все же есть, но я уже
никакой не капитан. Вернее, я запасен, запасён, положен куда-то до новых
времен. Но новые времена - непонятны, никто не знает, придут ли они, не
придут, никому не известно, какими они будут. Запас портится, запасные спят,
солдаты гуляют с пастушками, дерутся с парнями, все больше амуниции исчезает
в кладовой шинкаря. Слава Богу, война кончилась, говорят селянки, нянча
сорных солдатских детей. Кто ты после окончания похода? Пора по домам,
варить старухам по пути кашу из топора, травить байки, балуясь чужим
табаком. Но это обман, недоразумение, война высовывается из рукава, будто
припрятанная шулером карта. Государства хранят вечный мир, воюют только
люди, только люди несут ответственность за будничную кровавую возню. С
благословения и без, они начинают улучшать жизнь, взяв в руки оружие. Любая
драка совершается из лучших побуждений. История эта вечна, скучна, она
повторяется с точностью до запятой, уныло ведя счет истребленным. Даже
количество крови в человеке остается прежним - две трехлитровые банки - так
же, как и века назад. Война гудит, как судно в тумане, ее не видно, но она
рядом. Не спрашивай о колоколе, он устал звонить. Боевая сталь еще в руках,
она не покидает этих рук, и не остывают ни рукоять, ни клинок, только
согреваются они по-разному. Если нельзя драться по-крупному, дерутся
по-мелкому. Войска не распущены, они просто застоялись. Начала у войны нет,
а есть только продолжение. Кем ты стал, кто ты есть во время этого
продолжения, приближающегося, как "Титаник", и айсберг уже неподалеку.
Шинкарь вытаскивает заложенное оружие из погреба и раздает - своим или
чужим. Остается лишь сочинять письма до востребования.
Я начал черкать что-то на обороте карты - прямо в поезде. В поезде было
писать странно - сложно и просто одновременно. Сложно - потому что качает,
неудобно, карандаш клюет бумагу. С другой стороны, всегда есть о чем: вот в
тамбур вошел небритый парень и тут же, отвернувшись к запотевшему окну,
вывел на стекле по-русски: "Джохар".
Нужно запомнить и это.
В вагоне уже давно воцарился особый запах - полежавших вареных яиц,
вчерашней котлеты, потных детей и несварения желудка.
Это мир, где одинокому не дадут пропасть, поднесут ему помидорчик, насыпят
соли на газетку, одарят картофелиной во влажной кожуре.
В этом мире стучали друг о друга какие-то незакрепленные детали, хлопала
дверь тамбура. Я видел, что свободного места в поездах стало мало. Люди
везли что-то важное - и для себя, и для других, но меня это не очень
занимало. Хотелось что-нибудь записать, все равно что, записать, заменяя
общение со спутниками. Впрочем, спутников у меня уже давно не было, были
только попутчики.
А с попутчиками давно перестал я желать общения.
Во время этого долгого перемещения одиночество следовало за мной.
Но вот я наконец достиг мыса Тарханкут, где степь обрывается в море, а вода
плещет в скальные ниши. Сверху, сквозь прозрачную воду, были видны камни на
дне и зеленые пятна водорослей.
А над всем этим жили, двигаясь подобно гигантским насекомым,
радиолокационные антенны, и каждая раскачивалась, вертелась по-своему.
Я смотрел с обрыва на склон и заходящее багровое солнце. Что-то


Назад