b121b8da

Бережной Василий Павлович - Солнечная Сага


Василий Павлович Бережной
СОЛНЕЧНАЯ САГА
- Бам-бум-банг!
Теплые золотистые звуки ласкают и душу, и тело, которое
целую вечность пролежало скрюченное холодом, скованное кли-
нической смертью.
- Банг-бум-бам!
Глаза Вайза Омнисиента раскрылись, но ничего не видели.
Серый мрак поглотил все: и металлические стены камеры анаби-
оза, и открытый люк, и электронные глаза приборов.
- Бум-банг-бам!..
Мрак рассеялся, появилась туманная, еще нечеткая мысль:
"Настало... кончилось... пора..." Ощутил, что приходит в
сознание, но еще долго лежал недвижимо. Наконец-то! Элект-
ронный космонавт вывел корабль в Солнечную систему, вывел из
невероятной космической дали - без анабиоза они не выдержали
бы такого длительного путешествия, - и вот прозвучал сигнал,
зов к жизни. Очнитесь, вставайте, астронавты, вы уже в своей
планетной системе, на пороге родного дома!
Вайз подумал: а сколько же времени прошло на Земле? Пред-
варительные расчеты - еще тогда, перед анабиозом, - показы-
вали больше десяти тысяч лет. А если вспомнить друзей, близ-
ких... Здесь, на корабле, он и Модеста постарели на каких-то
пятнадцать лет, а там... Да хоть известны ли потомкам имена
их современников, слава которых в свое время облетела весь
мир? Или, быть может, долгие столетья мечтаний и борьбы, на-
дежд и разочарований воплощены в одном лапидарном абзаце
современной истории? Эпоха атомной, затем гравитационной,
нейтринной, может быть, еще какой-то энергии... Век пищевой
синтетики... А их корабль? Это было бы ужасно, если бы исто-
рия - человеческая, земная история - забыла о "Копье"...
- Поздравляю с возвращением!
Омнисиент глянул искоса и увидел бледное лицо Модесты.
- Спасибо, вас также.
И отвернулся. Ее лицо опротивело ему за последние годы
экспедиции, осточертело, как эти сухие концентраты, как дис-
тиллированная вода после цикла регенерации! "О, хотя бы пос-
корее финишировать, - думал Вайз, - а там вычеркну тебя из
памяти и орбиты наших жизней больше никогда не пересекутся.
Разве это девушка? Электронная машина. Никаких эмоций, ана-
литический ум, как когда-то говорили, синий чулок. Хотя...
нервы, все это нервы. Когда я ее впервые увидел... Эх, лучше
не вспоминать... А вообще, если все взвесить... Если бы не
ее аналитический ум, давно бы превратились мы оба в атомную
пыль... Но ее командирский тон... И почему она не полюбила
меня? Если бы здесь был еще кто-то, но ведь... Ну ничего,
скоро финиш!"
- Вайз, пора... У нас много работы. Биотрон ждет вас.
- Знаю, знаю, - раздраженно ответил Омнисиент.
Он начал понемногу сдирать с себя пластиковую упаковку,
встал. А она уже успела и принять биотрон, и привести себя в
порядок. Окинула его взглядом карих глаз:
- Буду в рубке.
И вышла, покачивая округлыми формами. "Ну и иди... "В
рубке". А где же еще?"
Биотрон вернул и Вайзу бодрость, в рубку он вошел в хоро-
шем настроении. Еще несколько недель - и они будут на Земле.
Естественно, там уже другие поколения, совершенно иная
жизнь, но это же родная планета! Не то что всякие там камен-
ные глыбы, которые встречались на их пути. Земля! Чудо! пес-
ня! сказка! - вот что такое Земля!
Модеста сгорбилась, приросла к пульту и сейчас напоминала
ему большую черную ворону.
- Какое расстояние?
Она не ответила, и это встревожило Вайза. Резко шагнул к
ней, потрогал за плечо, словно сонную.
- Какое расстояние, спрашиваю?
Модеста наконец подняла голову, и он увидел в ее глазах
затаенный страх.
- Здесь... что-то не то. Взгляните, Вайз.
Вс


Назад