b121b8da

Бережной Сергей - Покушение На Витражи


Сергей Бережной
Покушение на витражи
Апокрифы не любят за их главное достоинство - за попытку нового
взгляда. Почти любое художественное произведение, автор которого
критически подходит к догматам - религиозным, литературным или иным -
вызывает в массах реакцию, сходную с шипением сала на сковородке. "Ах, как
он посмел, негодяй, покуситься на наше самое святое! Распнем его".
Церковные соборы на века "закрывали" апокрифические Евангелия, дабы
свет божественной Истины доходил до паствы без каких бы то ни было помех.
Помогало это плохо, так как четыре Евангелия, объявленные каноническими,
были так богаты разночтениями, что появление их нетривиальных (читай -
неверных с точки зрения Святого Престола) трактовок не заставило себя
ждать. Собственно, вся история католицизма - суть история ересей. В разные
века подвергались сомнению почти все церковные догматы. Триединство Отца,
Сына и Духа. Божественное происхождение Сына Человеческого. Hепогрешимость
Папы. Hеизбежность Страшного Суда...
Вспомните блистательно описанные в "Имени Розы" дебаты о том, имел ли
Христос в собственности одежду, которую носил. Для Умберто Эко, как и для
нас, его современников, не грех и поиронизировать над этой проблемой - но
тем, кого восемь веков назад сожгли или зарезали за отклонение от
"генеральной линии" в решении этого вопроса, было совсем не до смеха.
Времена, что бы ни говорили пессимисты, все-таки изменились...
А главное - обратите внимание: именно появление ересей обеспечило для
католицизма возможность развития и, в конечном счете, сохранение его до
наших дней во вполне жизнеспособном состоянии. В боях и дискуссиях с
еретиками Святой Престол обрел гораздо большую гибкость в трактовках
канонических текстов, и в XX веке идеи папских посланий временами куда
дальше отступали от буквы первоисточника, чем даже самые проклинаемые
церковью измышления ранних ересиархов. Церковь осознала, что кризис веры -
естественный путь ее укрепления, а значит, вопросы к Евангелиям и
критический взгляд на них не только допустимы, но и необходимы.
Hо когда из канона выжато все, что можно, новую информацию можно искать
только вне его. Если старые апокрифы перестают давать пищу для новых
вопросов, приходит время создавать апокрифы новые.
И для мировой литературы, и для литературы отечественной творение
апокрифов давно уже стало одной из самых плодотворных традиций. Апокриф -
роман об Иешуа в "Мастере и Маргарите". Апокриф - евангельская часть
"Покушения на миражи"
Владимира Тендрякова. Апокриф - историческая линия "Отягощенных Злом"
Стругацких...
Hо зачем ограничивать круг литературных апокрифов евангельскими
сюжетами? Есть литературные каноны, которые давно уже обогатили мировую
культуру множеством собственных апокрифических версий. Апокриф - "Янки при
дворе короля Артура"
Марка Твена. Апокриф - "Старик Хоттабыч" Лазаря Лагина. Апокриф -
"Дульсинея Тобосская" Григория Горина...
Иногда апокриф - это просто едва заметное смещение точки зрения. Иногда
- фундаментальный пересмотр канона. Апокрифичны в разной степени и Hиколай
Кун, пересказавший древнегреческие мифы, и Яков Голосовкер, написавший на
их материале "Сказания о Титанах", и Г.Л.Олди, создавшие на основе всей
предшествующей мифологической традиции роман "Герой должен быть один"...
Сергей Лукьяненко является, пожалуй, одним из самых последовательных
"апокрифистов" среди современных российских фантастов. Практически с самых
первых своих произведений он взялся за переосмысление


Назад