b121b8da

Берестов Валентин - Наказание


Валентин Берестов
Наказание
На 346 году Будущей эры некий Нарушитель совершил проступок, вызвавший
всеобщее недоумение и самые разнообразные толки.
Проступок объяснили своеобразием характера Нарушителя, недоразумением,
временным умопомрачением, педагогическими ошибками, которые, может быть,
совершили в детстве воспитатели Нарушителя, уязвленным самолюбием, срывами
в работе, неустроенной личной жизнью и даже излишне пылким проявлением
добрых чувств.
Но все эти объяснения оставляли у людей той прекрасной эпохи смутное
чувство неудовлетворенности. Получалось, что нужно скорее сострадать
Нарушителю, чем осуждать его. Да и сам Нарушитель то ухмылялся, радуясь
неожиданной популярности, то всем своим скорбным видом взывал к
сочувствию.
Объяснения были правдоподобны, но оставался в этом деле некий икс, не
раскрыв которого ничего не поймешь.
Решение вопроса поручили электронному мозгу. Ответ пришел
поразительный: "Поступок является попыткой достичь своих целей низким
искательством при отсутствии чувства чести и самоуважения. В древности его
назвали бы подлым".
Ответ вызвал не только отвращение к Нарушителю, но и успокоение умов,
чувство облегчения, которое приходит, когда решена сложная задача.
"Если уж в древности только исключительные преступления называли
подлыми, то каким же преступлением была сама подлость!" - рассуждали все.
Преступление требовало наказания, которого не было в обычаях и
установлениях того чудесного времени. Тогда решили покарать подлость по
законам тех исторических эпох, когда она еще существовала на Земле.
В электронный мозг поступили все судебники, уложения, законоположения,
уставы и кодексы, начиная с законов древневавилонского царя Хаммурапи.
Решения ждали с трепетом, а то и с ужасом: вдруг выйдет, что Нарушителя
следует повесить, четвертовать, колесовать или, обмазав медом, посадить в
муравейник.
И снова ошеломляющий ответ: "Нет никаких данных, что подлость как
таковая преследовалась законами. Она каралась лишь постольку, поскольку
входила в состав других преступлений".
- Как? - удивилось человечество. - Неужели древние спокойно терпели
такую ужасную вещь, как подлость?
Электронному мозгу пришлось переработать уйму материала, начиная с
древних саг и былин и кончая пожелтевшими телесценариями. И вот пришел
ответ: "Среднестатистическое наказание за подлость - пощечина, затрещина,
плюха, оплеуха".
Наказание было совершено в торжественной обстановке на глазах у всего
человечества, приникшего к устройствам, заменившим наши телевизоры.
На ринге Центрального стадиона в разных углах, опираясь на канаты,
стояли Нарушитель и Наиболее Потерпевший. По свистку Верховного судьи
(судьи сохранились только в спорте) они стали сближаться.
Наиболее Потерпевший был мрачен. "Все-таки жестокие обычаи были у
древних, - думал он. - После того, что пережил, ты должен еще и ударить
человека. А вдруг этот подлец сообразит после правой щеки подставить
левую? Я этого не вынесу. Может, взять и по-братски поцеловать его? А если
он тут же умрет со стыда за содеянное?"
Он занес руку. Человечество застонало от ужаса. Ведь люди привыкли
ощущать чужую боль как свою.
И вдруг Наиболее Потерпевший опешил. Щека Нарушителя, которая должна
была подвергнуться экзекуции, густо покраснела, хотя пощечина еще не была
нанесена. Покраснение быстро распространилось на другую щеку, а затем и на
все лицо.
- Доктора! Доктора! - закричал Верховный судья.
- Послушайте! - раздался женский голос из первых рядов. - Не


Назад